Администрация городского округа Жигулевск

Сайт находится в стадии наполнения
Администрация городского округа Жигулевск Самарская область
445350, г.о. Жигулевск, ул. Пушкина,17, тел. 8 (84862) 2-11-12, факс 8 (84862) 7-91-80, e-mail: kanz@admzhg.ru
Чтобы помнили

Реквием по Курску

15.02.2013

Больше 10 лет с того августа 2000-го года, когда от страшной вести похолодало на сердце у России. Как же так? Всё было относительно хорошо и вот такое несчастье с АПЛ «Курск»! Вот если бы было хотя бы так, как в не сходящем с экранов ТВ хорошем старом фильме «Командир счастливой «щуки» о подводной лодке Щ-403 с П.Вельяминовым в главной роли. В фильме удачливая лодка с не менее удачливым командиром, охотясь за каким-то немецким транспортом «Бремсбергом», попала в «переплёт» и командир своей жизнью продлил боевой путь «щуки» до самой Победы.

   Традиционно в целях правильного воспитания молодёжи было нормой приукрашивание и скрывание «негативов» войны. Но в этом фильме было полное искажение происходивших событий.

   Была ли та «щука» счастливой сама и приносила ли счастье тем, кто в её чреве ходил в боевые походы, об этом нижеследующее.

   В феврале 1942-го года Щ-403 совершала рейд к норвежским берегам, к мысу Нордкап, для высадки разведгруппы. Два матроса из экипажа доставили на надувных лодках группу норвежских разведчиков из трёх человек на берег, но вернуться не успели из-за вне-запно налетевшего шторма. Экипаж «щуки» подтянул к себе за канаты лодки, но те были перевёрнуты, пусты и без вёсел.  Дважды, с интервалом в два дня, «щука» возвращалась к месту высадки, два офицера плавали на лодке на берег, но всё напрасно. Куда же делись матро-сы, члены экипажа, оставшиеся на берегу? Как выясни-лось позже, один из норвежцев после опрокидывания лодки у берега утонул. Другой получил повреждения о камни и умер. Третий разведчик-норвежец ушёл от них и не вернулся. Совершенно ослабевших от голода матросов нашли немцы. Потом был лагерь, из которого оба (Климов и Широков) в разное время бежали и закончили войну в пехоте. 

   Третий рейд был не то, чтобы неудачный, а трагич-ный. При подзарядке аккумуляторов в ночь с 18 на 19 февраля у норвежского берега, лодка была обнаружена и неожиданно атакована с дистанции 0,5 кабельтовых патрульными немецкими кораблями. Немцы точно просчитали поведение командира нашей лодки и организовали «засаду». Расстреливая лодку из пушек и пулемётов, два из трёх кораблей решительно пошли на таран. Они заходили параллельным курсом со стороны моря и кормы, загоняя лодку к берегу. Первый корабль промахнулся метров на 20, - лодка не стояла на месте и уклонялась. Второй корабль, минный тральщик «Бреммер» (похоже на «Бремсберг» в фильме) бил лодку под очень острым углом и не смог нанести смертельный таранный удар.

   На лодке в это время творилось невообразимое. На мостике одновременно находились сигнальщик Скидан, рулевой Кузьмин, вахтенный офицер, молодой лейте-нант Шилинский. После того, как корабли осветили их и пошли на сближение, Шилинский подал несколько команд, пытаясь рулёжкой уйти от столкновения. Сначала «Право на борт!», затем исправился: «Лево на борт!», «Командира на мостик!», «Стоп зарядка!». На мостик, находившийся под обстрелом, выскочил старший по боевому посту штурман Беляев. Оценив обстановку, скомандовал: «Кормовые аппараты товсь!» и сразу: «Пли!». В это время на мостик поднялся командир, за ним комиссар Полянский. Командир повторил команду «Пли!», но она до торпедистов не дошла, матросы занимались заделкой пробоины в корпусе. Уполз в лодку раненый рулевой Кузьмин, На Шилинском вспыхнула одежда. Упал раненый коман-дир. Беляев подал запоздалую команду «Погружение!». Первым в спасительный люк бросился комиссар, за ним Скидан и последним Беляев. О раненом командире никто не вспомнил…

   А мы давайте вспомним его, Семёна Ивановича Коваленко, и двух других командиров «счастливой» Щ-403.

   Первым командиром «щуки» после её перегона по Беломоро-Балтийскому каналу стал Фёдор Максимо-вич Ельтищев. Умный, грамотный и требовательный офицер. Сдав лодку Семёну Ивановичу, попал в резерв. Осенью 1939-го года за несколько часов до выхода в море Щ-424 ему было предложено срочно заменить командира. Он отказался, потребовав два-три дня для изучения лодки и знакомства с экипажем. На лодку в поход был назначен Константин Матвеевич Шуйский (не смог ведь отказаться!). При выходе из Кольского залива, идя в надводном положении, лодка столкнулась с «пьяным» рыболовным траулером. «Щука» затонула вместе с экипажем, спаслись несколько человек, что в то время были на мостике, в том числе и Шуйский. Командир на флоте последним оставляет тонущее суд-но, и Шуйскому для этого оставалось только прыгнуть в воду залива вслед за лодкой. Затем трибунал и приговор – расстрел. Друзьям удалось выхлопотать «вышке» замену на десять лет лагерей. Место отбытия наказания – строящийся аэродром на Среднем. Путь Шуйского туда описан у того же В.Каверина в «7 пар нечистых», (заключённый Верёвкин). Двадцать первого июня 1941-го года старый пароход «Онега», на котором их, заключённых, везли из Мурманска, был обстрелян немецким самолётом. Но счастье корабельное не дремало – всё обошлось, хотя были и жертвы. Среди груза было много вооружения. На бортовых кранах висел грузовик с боеприпасами. И когда по утру 22-го июня при подходе к Озеркам «Онегу» снова атаковали, то она огрызнулась как эскадренный миноносец. А ведь одного хорошего попадания было достаточно… Счастливая – говорили про «Онегу». Да и как без этого, если всю войну она проходила с каботажными рейсами вдоль Кольского полуострова как заговорённая. Она была, вероятно, первым советским кораблём, атакованным Германией в той войне.

   А что Шуйский? С началом войны начался процесс мобилизации заключённых на фронт с отложенным сроком наказания. (Предполагалось, что после войны придётся досиживать!). Шуйский вернулся на флот.

   Ельтищеву, первому командиру Щ-403 на Севере, доверили первенца советского подводного флота – лодку Д-1 «Декабрист». В июне 1933-го года она вместе с эсминцем «Урицкий» двигалась по только что постро-енному Беломоро-Балтийскому каналу в Белое море. В это время на канале побывала правительственная делегация во главе с товарищем Сталиным. И товарищ Сталин лично посетил подводную лодку, несказанно осчастливив её этим. Это было более, чем благослове-ние Патриарха Всея Руси, ведь тот был раб Божий, а товарищ Сталин в то время сам стал Богом. «Дека-бристу» и это не помогло. В ноябре 1940-го года в рейде по Мотовскому заливу, при отработке «подныривания» под корабли, лодка пропала. Искали долго и усердно всем флотом, но нашли одну бескозырку… Есть предпо-ложение, что немцы, уходя в 1940-ом году из устья Западной Лицы, проминировали подходы. Но это только предположение. Лодку не нашли, она так и лежит на дне Мотовского залива.

   Искалеченная у норвежских берегов Щ-403, без обоих перископов и машинного телеграфа, всё-таки вернулась в родной Полярный. После долгого ремонта она снова уйдёт в поход (на этот раз в последний!) и не вернётся вместе с новым командиром … Константином Матвее-евичем Шуйским.

   Что же случилось с Коваленко? Проведённое рассле-дование после опроса членов команды лодки пришло к заключению, что он погиб. А его не поглотила отлива-ющая свинцом ледяная пучина Варангер-фиорда! Когда тральщик продирался бортом вдоль корпуса лодки, один унтер-офицер «Бреммера» сумел подхватить с мостика искалеченного советского командира. А ещё немцы видели, как перед подползающим к люку моряком, последний захлопнулся…

   Потом был госпиталь для военнопленных, где русские монашки из эмигрантов выходили его. Затем без одной ноги он мыкался по лагерям, неся в душе тяжёлую травму от случившегося с ним. В конце войны след капитан-лейтенанта  Коваленко теряется.

   А что «Онега»? Зевнуло, видимо, корабельное счастье. За несколько дней до Победы при входе в Кольский залив вражеская торпеда отправила её на дно вместе с экипажем. Вероятно, это был последний наш корабль, потопленный немцами в той войне.

   Так переплелись их судьбы, кораблей и людей. Мутные, холодные, промасленные воды Баренцева моря не позволяют нам спросить у них, там, внизу, считают ли они сами свои судьбы счастливыми. Человека со слабой душой можно об этом не спрашивать, и фильмы о героизме (даже такие) – не для него. Но есть ещё в России тысячи и тысячи мальчишек, мечтающих попасть на флот и в дальних походах схватиться с седым и опытным в этом деле Океаном. На вопрос: что лучше, погибнуть в схватке с Океаном, если вдруг такое предстоит пусть даже в расцвете сил, или умереть в больничной палате от рака прокуренных лёгких и цирроза печени, - они знают точный ответ. Короткий, как «Честь имею!».

   Каждый месяц мощные подводные атомоходы России уходят бороздить глубины Океана. Грозную технику вручила Родина своим сыновьям. Океан, кажется, уже согласен на ничью. Вы только будьте сами поаккуратнее с этой техникой, ребята. Ведь вас так ждут на родном берегу…    

 




Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, Вы можете зарегистрироваться.

Если Вы забыли пароль, Вы можете воспользоваться сервисом восстановления пароля.