Администрация городского округа Жигулевск

Сайт находится в стадии наполнения
Администрация городского округа Жигулевск Самарская область
445350, г.о. Жигулевск, ул. Пушкина,17, тел. 8 (84862) 2-11-12, факс 8 (84862) 7-91-80, e-mail: kanz@admzhg.ru
Чтобы помнили

Чтобы помнили

20.06.2012

Памяти не вернувшихся с войны земляков посвящается. 

«…Ему военкомат повестки слал. 

С  ним рядом офицеры шли, шагали.

В тылу стучал машинкой трибунал.

А  если б не стучал, он мог? Да нет, едва ли…»

(Б.Слуцкий)

 

 

ВАС ПОМНЯТ И ЖДУТ…

Целью данного проекта было создание списка земляков из Самарской Луки, не вернувшихся с Великой Отечественной войны.  Автор счёл возможным исключение из списков упоминаний о воинских званиях земляков, как не имеющих значения спустя 70 лет после той национальной катастрофы. Погибшие бойцы не слышали о таком звании - «рядовой», введённом после войны, и его применение к периоду войны ошибочно. Употребление применявшихся званий «красноармеец» и «краснофлотец» тоже не всегда приемлемо, т.к., например,  рядовой состав многочисленных дивизий НКВД, имел звание «стрелок». Вместо этого в списки включены женские имена тех, кто сохранив детей, вынес на своих плечах все тяготы и лишения той страшной поры, тех, кто ждал и до сих пор ждёт возвращения своих мужей и сыновей, отцов и братьев, родных и близких.

Захоронения на местах боёв в большинстве своём обезличены и неизвестны. Многочисленные памятники со списками бойцов Красной Армии часто поставлены не на могилах павших, а вдали от захоронений, и предназначены для увековечения памяти о погибших в данной местности.  Целью проекта не было перечисление мест гибели и захоронения земляков, так как это можно уточнить отдельно. Нелепым было бы вводить информацию о месте их захоронения при том, что большая часть земляков погибли неизвестно когда. В большинстве случаев автор отказался от упоминания даты таких событий, как «пропал без вести».  Указывать приблизительную дату из донесений о безвозвратных потерях не совсем верно, т.к. она является зачастую ничем не подтвержденным предположением штабных работников воинских соединений и отдельных подразделений. Реальность такова, что практически почти две трети погибших на фронте земляков относятся к категории пропавших без вести, так как точная дата их гибели отсутствует, и в большинстве случаев она определялась работниками военкоматов для придания делу о поиске родственников какого-то логического конца. Без которого семья не могла получить крохотное пособие по потере кормильца.  В этих случаях автор указывает вместо даты предполагаемой гибели  - «б/в», сокращение, использовавшееся в те годы, заменённое позже на «БП».

При составлении списка автор не делал каких-либо изъятий, касающихся категории погибших  с  «иной причиной смерти».  Спустя 70 лет после тех  событий один Бог Судья шальным ребятам из штрафных рот и строгим бойцам из заградотрядов,  расстрелянным военными трибуналами «за длинный язык» и «отравившимся неизвестной жидкостью», бойцам-окопникам и солдатам полков охраны тыла. Нынешней молодёжи неведома категория военнослужащих с пометкой «К-501» (расстрелянные) в донесениях о потерях. Как и незнакомо изуверское наименование «Штурмовой стрелковый батальон». Естественно, что многочисленных погибших в немецком плену бойцов автор не исключал из списка. Часть наших  бойцов, вернувшихся из плена, была репрессирована и погибла в более чем 150 лагерях и 200-х лазаретах тюремного типа. Приговор часто формулировался простой фразой: «Подозрителен по условиям пленения…». Их имена не будут известны нам до тех пор, пока не открыты все архивы НКВД.

Часть земляков не включена в список по причине неизвестной судьбы после приговора военным трибуналом к длительному сроку в исправительно-трудовом лагере. Понятно, что в трудный для Красной Армии период провинившихся, избежавших расстрела, часто использовали в штрафных ротах и батальонах, журналы учета потерь которых могли быть не сданы или они ещё не оцифрованы. Часть земляков из списка является таковыми по месту рождения, с последующим переездом в другие районы, откуда были мобилизованы. Часть земляков родились в других районах страны, а из Самарской Луки ушли на фронт. Эти бойцы женились до мобилизации на красивых девушках из Самарской Луки и перед самой войной  создали  здесь свои семьи. Кто-то с началом войны был  мобилизован. Но не в Красную Армию, а в «особые строительные отряды», - как немец Генрих Гебель, молодой парень из Саратовской области, погибший в таком «отряде».  Его жене, Анне Гебель, насильственно переселенной из родных мест и вынужденно ставшей в годы войны жительницей села Жигули, выпала участь долгие годы безрезультатно искать его через местный военкомат.  

Самарская область несколько раз претерпевала административно-территориальные изменения, что сделало невозможным составление списков применительно к какому-то району. Исходя из этого, автор выбрал в качестве района поиска не административное, а географическое место нашего проживания – Самарскую  Луку. Посмотрите на большие здешние роды, постепенно заполнявшие деревни края. Как можно выделить часть рода, забыв про остальных, живших рядом? Именно поэтому Книгу Памяти области невозможно представить как сумму списков административных районов. И вовсе странно выглядит упоминание в Книге Памяти Самарской области о земляках, ушедших на фронт из «Жигулёвска и Тольятти».  

Неоценимую помощь автору оказали сотрудники Отдела военного комиссариата  г.Жигулёвска. Огромная благодарность им за сохранение доставшейся им части бесценных архивов, которые также давно могли быть уничтожены. В тех папках с пожелтевшей бумагой история народной трагедии, боль и страдания вместе с голодом и нищетой, свалившиеся на крестьянские семьи, оставшиеся без кормильцев.

Автор признателен Чистовой Валентине Владимировне за оказанную ему помощь.

Сложные революционные преобразования после 1917 года, вызвавшие гражданскую войну, насильственная коллективизация, царство ГУЛАГа, советизация западных территорий СССР -  мало способствовали сплочению нации, что в значительной мере отразилось на устойчивости Красной Армии в 1941 году. Это и миллионная  армия  добровольцев из всех республик СССР на вспомогательной службе вермахта, это и  национальные вооруженные формирования из них, воевавшие на стороне Германии.  Заметно, что при заполнении  учетных «персональных карт» советских военнопленных бывшие комсомольцы часто называли Куйбышевскую область – Самарской, а себя – почти всегда православными. Естественно, что в годы войны, когда встал вопрос - быть Советской власти, или не быть, государственный террор ещё более усилился.

Мало кому известно, что огромное число мобилизованных официально просто не доехало до фронта при пополнении потрёпанных на фронте дивизий. Они часто прибывали в воинские части во время боёв. В немецкой кинохронике видно большое количество людей в штатском, идущих в колоннах наших пленных. В «персональных картах» нередко в графе «dienstgrad» писалось – «гражданский». Подавляющее их большинство так и остались бы безвестными, если бы после войны родственники не стали их искать. Несколько десятков дивизий Красной Армии вообще не сдали свои архивы в ЦАМО, лишив всех возможности установить судьбы бойцов по донесениям о безвозвратных потерях.  В 1953 году после смерти Сталина был уничтожен послужной учёт рядового состава в районных военкоматах, дабы скрыть от народа истинные потери Красной Армии в той страшной мясорубке, где мы в среднем теряли каждый день по дивизии, а вермахт – по одному полку. Отсюда очевидна сложность задачи нынешних поисковиков по решению аналогичных  задач.

Автор не прошёл традиционный  ранее путь  «подворового опроса населения» на предмет установления не вернувшихся с войны людей, - прошло слишком много лет,  и нет тех дворов. Наш военкомат сохранил часть послевоенных анкет-запросов родственников по поиску мужей и сыновей, и по ним можно не всё, но многое установить. Ведь значительная часть «похоронок» из воинских частей поступала не в военкоматы, а непосредственно родственникам.

Летом 1946 года, когда встал вопрос об истинных потерях на фронтах той войны, военкоматами была проделана огромная работа по «подворовому опросу населения» для выяснения числа фактически мобилизованного на фронт населения, о чем руководство страны догадывалось, но избегало  огласки. Хаос второй половины 1941 года и начала 1942 года, когда шло воссоздание практически погибшей в 1941 году кадровой Красной Армии, привел к тому, что после войны военкоматы принимали от населения заявления о поиске пропавших на войне родных только после предоставления справки, подтверждавшей, что такой гражданин действительно существовал, был мобилизован, а в годы войны и после неё дома не появлялся. В городах эти справки давали домоуправы, в деревнях – сельсоветы. К сожалению, формат газеты не позволяет разместить огромное количество фотоматериалов, подтверждающих вышесказанное.

По разным причинам не каждая семья обращалась в военкоматы с розыском пропавших близких.  Применительно к этой части населения в списках остаются пока пробелы. Есть надежда, что память земляков сохранила имена дедов  и прадедов, не вернувшихся с войны. Автор был бы признателен за информацию,  устраняющую пробелы в списке. Это может позволить в будущем опубликовать обновлённый и дополненный список или издать специальную брошюру, если это будет актуально. Возможно форма «списка» будет изменена. В данном списке женские имена  приведены не только для  удобства при ориентировании среди множества похожих фамилий, но и для увековечения памяти о них, переживших тот страшный период с детьми на руках. А часто и с оружием в руках. В стране, где женский труд совсем недавно использовался в шахтах и на металлургических заводах, с кайлом на железных дорогах и на тяжелых сельхозработах, лозунговая забота о женщинах всегда была цинична. Массовая предвоенная подготовка 200 000 женщин-трактористок (почин Паши Ангелиной) пропагандировалась  как … борьба женщин за равноправие с мужчинами!  Какой же злобной была та власть, коли смогла ради собственного сохранения  послать на фронт под вражеский огонь  женщин и совсем молодых девчонок,  обрекать их на верную гибель, забрасывая в качестве диверсантов и разведчиц во вражеский тыл, - чего не делала ни одна воюющая страна в то время. Включая наших врагов.   

Указанное в списке место жительства может в равной степени относиться к месту рождения бойца или к месту его жительства перед войной, месту жительства жены или родителей, как в годы войны, так и сразу после её окончания.  Мужчина мог родиться в одном районе, жить и создать семью в другом районе, а быть мобилизованным – из третьего. Все поставило бы на свои места создание общего областного списка.  Ранее предполагалось, что создание по возможности полных списков не вернувшихся с войны солдат будет включено в программу работы оргкомитета «Победа». Также необходимо оцифровать архивы российских военкоматов, на что потребуются, вероятно, миллиарды рублей. Но пока всё закончилось распределением средств на косметический ремонт памятников и мемориалов. Судьбы и фамилии многих миллионов погибших россиян продолжают оставаться неизвестными.  Созданная решением ЦК КПСС от 1989 года Книга Памяти в значительной мере является своеобразным барабанным шумом докладов партийных чиновников в Москву о проделанной работе. И не более того. Разве может молодой человек, даже знающий свои корни, определить наличие в данной книге деда или прадеда? Нет там ни привязки к месту проживания, ни имени-отчества матери или жены для подтверждения безошибочности своей находки в книге. Вот простой пример:

Наши земляки, родные братья Артеменко, Владимир и Григорий, оказались в разных томах Книги Памяти Самарской области по несколько раз. Владимир – в томах 20 и 21, а Григорий – в 1 и 21. Причем в одном томе Григорий погиб в 1942 году в Латвии???, а в другом томе в Новгородской области. Дважды в разных томах упомянуты Аверьянов Егор Иванович и Абрамов Федор Кузьмич. А Трофим Васильевич Андреев включен в четыре тома: 1, 11, 14, 20. Кстати, Абрамов Федор Кузьмич, рожденный в Орле, а мобилизованный в Читинской области, учтен в 3-м томе Книги Памяти Читинской области. Там же до войны жила его семья. Характерный пример с сержантом Гогониным Федором Ивановичем из Ширяево, якобы погибшим и похороненным 29.05.42г в деревне Коколшилово. Оказалось, что деревня та называется Кокошилово, а фамилии Гогонина на мемориале нет. Поиск дал обычный для Книги Памяти результат: сержант Гаганин  Федор Иванович действительно погиб под Ржевом, похоронен в деревне Павлово 29.05.42 г. Вероятно, есть разница в фамилиях? Таких примеров много. Составителям Книги Памяти Самарской области (и Книги Памяти Жигулёвска) следовало более внимательно и осмотрительно пользоваться архивом военкомата, содержащим запросы граждан, прибывших на жительство в наш район после войны и разыскивавших родных, никогда не бывавших в Самарской Луке и вероятно, никогда не слышавших о ней. В прилагаемом ниже списке наверняка есть бойцы, формально не являвшиеся нашими земляками. Их имена будут удалены, т.к. они учитываются другими областями. Вот почему автор предполагает ещё один этап работы над списком после его опубликования. Корректировка данных и их пополнение с помощью памяти земляков являются обязательным условием для  успешного завершения проекта, выполняемого на общественных началах.

Главная цель проекта – информирование и привлечение к этой работе молодежи, а её техническая готовность к поисковой работе в Интернете не полежит сомнению. Изучение истории страны посредством сбора информации как о всех земляках, так и об отдельных семьях, несомненно послужит делу патриотического воспитания.  Автор рассчитывал на одновременное проведение аналогичной работы в соседних районах, что позволило бы избежать повторов и ошибок при объединении информации, но как оказалось такая работа в области не ведётся. Активность поисковиков в западных областях России объясняется, вероятно, возможностью объединения архивных поисков и весьма продуктивных раскопок на природе в местах боёв.   

Важно, чтобы молодежь помнила об огромных потерях, понесенных в той войне,  и что деды и прадеды из многих российских семей были участниками тех страшных событий. Пусть, глядя на этот список, попросят они своих родителей рассказать о прошлом предков. Пусть возьмут за натруженные ладони своих бабушек, глянут в их выцветшие глаза, и они  расскажут, как в те годы их мамы плача прижимали к себе маленькие тёплые тельца своих детей, не зная чем бы их накормить. 

Автор ждёт звонков от земляков, что позволит вывести проект на завершающий этап. Достаточно, если будет обозначена ошибка или указана отсутствующая в списке фамилия, имя и отчество не вернувшегося с войны родственника и ждавших его с войны женщин: жены или матери, сестры или дочери. Место проживания их, как и у нас с вами,  – Россия, Самарская Лука. 

 

 

Скачать список можно здесь / скачать /

 

Автор: Зверев Юрий Иванович

Тел. 8-(84862)- 2-38-74 в Жигулёвске

моб. 8 - 937 219 03 54

 




Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, Вы можете зарегистрироваться.

Если Вы забыли пароль, Вы можете воспользоваться сервисом восстановления пароля.